БОЛЬШАЯ ИДЕЯ или как бизнес-изобретатели превращали свои идеи в прибыльный продукт

 
     
Главная страница
Предисловие
Глава 1. Мечтая о невозможном
Глава 2. ИЗОБРЕТАТЕЛИ, ТЕРПЕВШИЕ НЕУДАЧУ
Глава 3. ЕСЛИ ВЫ БУДЕТЕ СТАРАТЬСЯ, ТО РЕЗУЛЬТАТ ПРИДЕТ
Глава 4. Деньги это бремя
Глава 5. ТЩАТЕЛЬНО ПРОДУМАННЫЕ ПЛАНЫ ВСЕГО ЖИВОГО
Глава 6. СОПРОТИВЛЕНИЕ БЕСПОЛЕЗНО
Глава 7. ТЕРПЕНИЕ - ЭТО ДОБРОДЕТЕЛЬ
Глава 8. СЕМЬ ГЛАВНЫХ УРОКОВ ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВА


Реклама:

СОПРОТИВЛЕНИЕ БЕСПОЛЕЗНО \ Борьба с возражениями против прозака


Глава 6. СОПРОТИВЛЕНИЕ БЕСПОЛЕЗНО

прилагала огромные усилия и тратила десятки миллионов долларов на решение этой проблемы. Долгожданный прорыв наступил в 1974 г., когда Дэвид Вонг и Брайан Моллой обнаружили, что одно из химических соединений, с которым они работали, имевшее кодовое обозначение 82 816, блокировало поглощение серотонина у лабораторных крыс, не задевая при этом другие участки мозга. Оказалось, что химическое соединение 82 816 подавляло серотонин в 200 раз активнее, чем любой из существующих препаратов. Номером 82 816 обозначался гидрохлорид фтороксетина, а это и есть прозак. Компания возлагала на прозак большие надежды. Впервые за все время у врачей появилась возможность заменить перегоревшую лампочку, не разбирая при этом проводку всего дома. В отличие от старых препаратов, оказывавших влияние на весь мозг, прозак и другие СЗУС-препараты воздействовали только на серотонин, не затрагивая остальные системы мозга. Более того, почти полное отсутствие побочных эффектов позволяло широко использовать прозак. Он в гораздо меньшей степени, чем другие лекарства, влиял на психику. А благодаря незначительному воздействию на сердце врачи могли прописывать его пациентам, склонным к самоубийству. Через какие-то несколько месяцев появились первые восторженные отклики на новый препарат. Пациенты обожали прозак. С прозаком они получили возможность снова чувствовать себя «нормально ». Многие люди, годами страдавшие от депрессии, сообщали, что уже давно не чувствовали себя так хорошо. Врачи говорили, что они наконец-то смогли лечить пациентов, которых по целому ряду причин нельзя было вылечить раньше. В 1988 г., всего через несколько месяцев после того, как этот препарат был одобрен министерством здравоохранения и поступил в аптеки, количество выписанных на него рецептов превысило 2,5 млн — больше, чем на любой другой антидепрессант. В результате газетные полосы, которые обычно освещали скандалы, связанные с президентом и похождениями знаменитостей, были заполнены сообщениями о появлении прозака. К весне 1990 г. прозак украшал обложки журналов New Yorker и Newsweek, его называли «новым чудо-препаратом против депрессии ». Название «прозак» вскоре стало известно каждому, и слава чудодейственного средства все ширилась. Без рассказов об успешном исцелении не обходилось ни одно телешоу, таким образом, прозак закрепился в массовом сознании как чудо-препарат, который так долго искали ученые. К 1992 г. количество рецептов на него достигло 9,6 млн, в два раза больше, чем у его ближайшего конкурента. В 1993 г. прозак приобрел еще большую популярность, когда психиатр Питер Крамер написал книгу Listening to Prozac («Слушая прозак»), которая 21 неделю находилась в списке бестселлеров газеты New York Times. По данным компании Lilly, на сегодняшний день прозак принимают 35 млн человек во всем мире. Прозак произвел революцию в лечении клинической депрессии и самым существенным образом повлиял на представление людей об этом заболевании — его перестали осуждать и стали относиться к нему как к обычной болезни. «Прозак возвестил наступление новой эры в лечении антидепрессантами, — говорит главный врач Центра психиатрии и изучения психологической зависимости Торонтского университета доктор Дэвид С. Голдблум. — Он сгладил негативное отношение к этой болезни и, кроме того, прост в применении». По мере того как пациенты стали получать от своих врачей простое лекарство, не имеющее заметных побочных эффектов, представление о том, что испытывать «депрессняк» непредосудительно, стало распространяться все шире. Прозак оказался решающим фактором, приведшим к признанию серьезности психических заболеваний. «Повышенное внимание публики и успех прозака помогли ученым сфокусироваться на душевных заболеваних в целом и побудили миллионы людей обратиться к врачам и получать помощь в лечение этих, как оказалось, поддающихся лечению болезней», — говорит признанный эксперт по проза-ку доктор Фредерик Пол сон. К сожалению, для Eli Lilly история прозака на этом не заканчивается. Через несколько лет после выпуска своего нового препарата компания вдруг услышала совершенно неожиданную критику в его адрес, приведшую к возникновению незапланированных проблем. Первоначально ученые предполагали, что возможные побочные эффекты могут включать беспокойство, нервозность, бессонницу, потоотделение, сонливость, усталость, головокружение, тошноту, потерю аппетита или понос. По сравнению с острой депрессией эти побочные эф-

Страницы: 1 2 3

Смотрите также:


  Реклама:


  Copyright © 2007 BigId.ru