БОЛЬШАЯ ИДЕЯ или как бизнес-изобретатели превращали свои идеи в прибыльный продукт

 
     
Главная страница
Предисловие
Глава 1. Мечтая о невозможном
Глава 2. ИЗОБРЕТАТЕЛИ, ТЕРПЕВШИЕ НЕУДАЧУ
Глава 3. ЕСЛИ ВЫ БУДЕТЕ СТАРАТЬСЯ, ТО РЕЗУЛЬТАТ ПРИДЕТ
Глава 4. Деньги это бремя
Глава 5. ТЩАТЕЛЬНО ПРОДУМАННЫЕ ПЛАНЫ ВСЕГО ЖИВОГО
Глава 6. СОПРОТИВЛЕНИЕ БЕСПОЛЕЗНО
Глава 7. ТЕРПЕНИЕ - ЭТО ДОБРОДЕТЕЛЬ
Глава 8. СЕМЬ ГЛАВНЫХ УРОКОВ ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВА


Реклама:

СОПРОТИВЛЕНИЕ БЕСПОЛЕЗНО \ Борьба с возражениями против прозака


Глава 6. СОПРОТИВЛЕНИЕ БЕСПОЛЕЗНО

В 1972 г. претендент от демократов на вице-президентский пост Томас Эглтон скрыл от кандидата в президенты Джорджа Макговерна, что подвержен приступам депрессии, невзирая на предпринятые попытки справиться с ней. Когда позже, во время кампании, выяснилось, что Эглтон страдал от депрессии и даже прошел в этой связи курс шоковой терапии, в СМИ поднялась невообразимая шумиха, которая вынудила его выйти из президентской гонки. Эглтон, разумеется, не единственная жертва депрессии. Предполагают, что в течение года от клинической депрессии страдают 17,5 млн американцев. Каждая пятая женщина и каждый пятнадцатый мужчина в тот или иной момент своей жизни переживает приступ сильнейшей депрессии. У того, кто хотя бы раз испытал депрессию, шансы на ее повторение расцениваются как 50/50, возможно, она может случиться один-два раза в год. Ежегодно из-за депрессии происходит 18 000 самоубийств. Говорит корреспондент программы «60 минут» Майк Уоллес: «Я не могу сказать вам, насколько изнуряет депрессия. Я никогда не испытывал подобную агонию, а я уже немолод». Авраам Линкольн, боровшийся с депрессией большую часть своей взрослой жизни, однажды заметил: «Я самый несчастный среди живущих. Если мои чувства равномерно распространить на весь человеческий род, на Земле не останется ни одного жизнерадостного лица. Трудно сказать, изменюсь ли я к лучшему. Боюсь, что уже нет». Как и все страдающие депрессией, президент Линкольн хотел, чтобы ему помогли, но он не видел выхода из своей черной дыры. Да, до разработки и появления на рынке прозака депрессия считалась изнурительной и непонятной болезнью. Никто не скажет, что предотвратить сердечный приступ можно лишь одним «усилием воли», однако именно такие советы многие годы давали людям, страдающим депрессией. До появления нынешних антидепрессантов, известных под названием селективные замедлители усвояемости серотонина (СЗУС), лечение, предлагаемое больным депрессией, сводилось к трем видам: электрошоковой терапии, консультированию и лекарственным препаратам. Хотя и не такая ужасная, как ее изображают в кино, шоковая терапия все же процедура отнюдь не из приятных. Электричество, подаваемое в мозг, может избавить от приступа депрессии, но обычно на непродолжительное время. Оно не вылечивает эту болезнь и к тому же довольно часто приводит к частичной потере памяти. Точно так же различные формы психотерапии — включая поведенческую, когнитивную и психодинамическую — неэффективны при лечении внутренних биохимических расстройств, вызывающих эндогенную депрессию. На фармацевтическом фронте врачи испробовали все: от стимуляторов, таких как амфетамин, до лития и ипрониазида, — но без особых результатов. Кроме того, что эти препараты не всегда помогали, они часто вызывали серьезные побочные эффекты. Вдобавок для того чтобы определить требуемую дозу, нужно было экспериментировать с ними в течение нескольких недель. Пациенты должны были ежедневно принимать небольшие дозы препарата, постепенно увеличивая их до тех пор, пока не удавалось установить нужную именно им дозу. Но и в этом случае данные препараты помогали далеко не всем. Ученым уже давно известно, что причиной клинической депрессии являются нейротрансмиттеры. Но до какой-то поры им не было известно, как создать препарат, который бы воздействовал на определенные нейротрансмиттеры и при этом не задевал остальные. Это похоже на ситуацию, когда в доме перегорела лампочка. Чтобы восстановить освещение, вовсе не нужно просить электрика проверить всю проводку — достаточно вкрутить новую лампочку. То же самое и с депрессией. Если проблема возникла в одной системе нейротрансмиттеров, совсем не обязательно принимать препарат, который будет воздействовать на другие подобные системы и активные центры мозговых рецепторов. Но в течение многих лет антидепрессанты делали именно это, потому что никто не знал, как создать лекарство, которое воздействовало бы на одну лампочку — серотонин — и оставляло в покое всю остальную проводку в доме. Нейротрансмиттеры — это химические вещества, которые передают сообщения от одной нервной клетки к другой. Выделяемые одной клеткой, они подхватываются рецепторными белками на поверхности другой. После доставки сообщения нейро-трансмиттер либо уничтожается, либо возращается в клетку, которая его произвела. Этот процесс называется поглощением. Когда поглощение замедляется, количество серотонина возрастает, в результате чего депрессия уменьшается. Проблема состояла в том, что ученые никак не могли создать препарат, который бы воздействовал на уровень серотонина в мозгу. Годами они искали это чудодейственное лекарство, наблюдая за различными моделями передачи импульсов по нервам и изготавливая химикаты, способные повлиять на эти основные процессы. Среди тех, кто пытался решить эту проблему, были и ученые из крупнейшей фармацевтической компании Eli Lilly. В 1960-х годах химики Lilly стали исследовать пути распространения серотонина, а на протяжении 1970-х годов, изучая химические причины депрессии, компания постепенно, шаг за шагом шла к созданию прозака. Потому появление этого препарата было скорее результатом плановой эволюции, чем неожиданным открытием. Зная, что перед компанией, которая сможет создать лучший антидепрессант, откроются перспективы получения колоссальных прибылей, в течение 20 лет Lilly

Страницы: 1 2 3

Смотрите также:


  Реклама:


  Copyright © 2007 BigId.ru